Главная В стране и мире «Духовная война»: Филарет в США и захват святынь православия на Украине

«Духовная война»: Филарет в США и захват святынь православия на Украине

1 min read
0
0
2

«Духовная война»: Филарет в США и захват святынь православия на Украине

Церковно-политический конфликт вокруг православных дел на Украине продолжается. Константинопольский патриарх Варфоломей вновь подтвердил, что не собирается отступать от своего намерения предоставить автокефалию украинской церкви. Аналогичные заявления последовали и от других иерархов Константинопольской церкви, демонстрируя ее единство в этом вопросе. Так, например, митрополит Константинопольского патриархата в Германии Августин утверждает, что действия вселенского патриарха Варфоломея по предоставлению автокефалии украинским церковным раскольникам не являются вмешательством в дела другой — намек на РПЦ — церкви. Митрополит Константинопольского патриархата во Франции Эммануил полагает, что «вселенский патриархат» использует «все возможные средства» для решения проблемы предоставления автокефалии непризнанной до сих пор Украинской православной церкви. Сейчас идет реализация принятого в апреле этого года плана. Все протесты на этот счет Русской православной церкви игнорируются. Похоже, что предоставление автокефалии украинской церкви — дело решенное, и константинопольский патриархат достаточно уверенно идет на конфликт с РПЦ.

Из последних новостей — глава непризнанной Украинской православной церкви «патриарх» с титулом «всея Руси-Украины» Филарет (Денисенко) прибыл в Вашингтон. На прошлой неделе он выступил в Атлантическом совете. В ведомстве американского госдепартамента Филарета принял заместитель госсекретаря по делам Европы и Евразии Уэсс Митчел. Тем самым, украинский церковный спор получает явное геополитическое измерение в рамках российско-американского конфликта. В связи с этим наблюдаем иронию истории над новейшим расколом среди православных. Известно, что в исторической традиции православной церкви — иметь собственное имперское измерение. Православная церковь связана с Империей и стремится к «симфонии» с властью Императора. Теперь внешне дело выглядит так, будто «патриарх» Филарет ищет себе «императора» в заокеанском Вашингтоне — глобальной имперской столице новой глобальной империи — городе, как известно, идеологически спланированном в конце ХVIII века американскими масонами под новый «Рим». Вашингтон — это собственно заокеанский Рим. Река Потомак — это свой американский Тибр. Капитолий и Белый дом, монументальные памятники тут и там, расставленные по городу — это все исторические реплики на «Вечный город». Новому глобальному императору нужен и свой патриарх — и не один.

В интервью на «Голосе Америки», патриарх Филарет признался, что он ищет в США поддержки «намерению вселенского патриарха Варфоломея» предоставить Украинской православной церкви томос об ее автокефалии. На вопрос интервьюера из «Голоса Америки»: «Что могут сделать США?», патриарх Филарет ответил: «Защитить его [патриарха Варфоломея] от нападений, которые могут осуществляться со стороны Русской церкви».

Патриарх Филарет еще раз подтвердил принятый план на обретение автокефалии. Константинопольский патриарх направил в Киев двух экзархов, т. е. своих представителей — послов для подготовки Собора. Экзархи встретились с президентом Украины, с представителями непризнанных православных церквей. Их миссия связана с подготовкой «объединительного» Собора. Отдельная «национальная церковь» на Украине будет создана из двух отколовшихся от РПЦ украинских православных церквей и части новых раскольников из УПЦ Московского патриархата. По словам Филарета, с просьбой о предоставлении автокефалии к вселенскому патриарху обратились: 42 архиерея УПЦ (Киевского патриархата), 12 архиереев Украинской автокефальной церкви (УАПЦ) и 10 архиереев УПЦ (Московского патриархата). Таким образом, патриарх Филарет ожидает, что на будущем Соборе будут присутствовать более 60 украинских православных архиереев. Этот Собор и создаст новую Украинскую православную церковь, которой константинопольский патриарх Варфоломей предоставит автокефалию.

Уже сейчас патриарх Филарет особо не скрывает планов на захват основных святынь православия на Украине. Механизм здесь достаточно прост. В интервью «Голосу Америки» Филарет объясняет его. Киево-Печерская лавра является памятником архитектуры и находится в ведении государства. Украинское государство просто передаст «пользование» этой святыней вновь созданной автокефальной Украинской православной церкви. Таким образом нынешний глава канонической Украинской православной церкви митрополит Онуфрий (Березовский) будет изгнан из своей резиденции в Киево-Печерской лавре. В нее вселится новый автокефальный украинский патриарх. Для подготовки действий по имуществу УПЦ МП министерство культуры Украины на днях создало специальную комиссию по его учету.

Что касается привлечения новой паствы, то патриарх Филарет намерен предложить следующий порядок перехода отдельных приходских общин в создаваемую автокефальную Украинскую православную церковь: «Если две трети общины избирают русскую церковь, значит, храм будет принадлежать религиозной общине Русской православной церкви. Если же две трети религиозной общины захотят перейти в Украинскую церковь, то храм будет принадлежать ей». Это более мягкий вариант, чем предлагали в прошлом году украинские радикалы в Верховной раде. По внесенному тогда законопроекту депутатов от президентского блока Петра Порошенко, Национального фронта, Самопомощи и Радикальной партии, переход приходских общин из юрисдикции одного патриархата под юрисдикцию другого определяется голосованием простым большинством голосов прихожан.

Сейчас, по словам патриарха Филарета, в новую автокефальную церковь из канонической Украинской православной церкви намерены перейти всего десять иерархов в сане епископа из имеющихся 83. Поэтому основной расчет украинских «автокефалистов» строится на раскол УПЦ МП на низовом уровне — на уровне церковных общин. Следует ожидать, что процесс будет сопровождаться большим шумом и насилием. На собрания верующих будут вторгаться с улицы толпы подготовленных радикалов, которые и будут решать исход голосования своим участием в нем. Создатели автокефальной Украинской церкви намерены оставить клир УПЦ МП без прихожан. Патриарх Филарет утверждает: «Сейчас Московский патриархат поддерживает до двадцати процентов населения… Мы рассчитываем, что две трети Московского патриархата перейдет в эту единую Украинскую церковь». Таким образом, украинское государство не намерено запрещать УПЦ МП. Вот только долю его церковного «влияния» намерены сократить до примерно 7−11 процентов. Лишение основных святынь и церковных священных мест также опустит значение УПЦ МП на Украине.

По данным «проукраинской» социологической службы т. н. Центра Разумкова, создание украинской автокефальной поместной православной церкви сейчас поддерживает 31% украинцев. Не поддерживают 20%. 35% церковные дела безразличны.

Заметим, что сейчас обе стороны церковного конфликта оперируют статистикой, «нарисованной» в свою пользу. Попытаемся определить определяемое. По состоянию на 2016 год, каноническая Украинская православная церковь владела наибольшим количеством культовых сооружений на Украине, используя 11 296 сооружений и мест для молитвы из всех имеющихся в стране 28 841. Больше всего сооружений у УПЦ МП находилось в Хмельницкой (926) и Винницкой (908) областях, меньше всего — во Львовской (28), Ивано-Франковской (30) областях и Киеве (91). Однако из-за политизированности вопроса подсчеты прихожан конфликтующих православных конфессий существенно разнятся с показателями на прямо противоположные. Достаточно точно известно лишь число церковных приходов. На 2017 год на Украине действовало 12 тысяч приходов УПЦ МП, что составляет около трети всех церковных владений РПЦ в странах Евразии и за океаном. По данным украинского госкомитета по делам религий, раскольническая УПЦ КП в 2017 году имела 5114 зарегистрированных приходов, из которых 4790 были активными. Другая украинская непризнанная раскольничья церковь — УАПЦ имеет около 1200 приходов. Количество прихожан УАПЦ остается стабильным — на уровне чуть более одного процента. Поэтому влиянием УАПЦ можно пренебречь при дальнейших расчетах.

Сейчас украинские «автокефалисты» утверждают, что значительное число приходов УПЦ МП существуют номинально, только на бумаге, а количество прихожан в приходах УПЦ КП существенно возросло после 2014 года и стало превышать количество таковых оставшихся в приходах УПЦ МП.

В РПЦ гордо заявляют, что ее паства составляет около 200 млн человек по всему миру, и РПЦ является второй по величине единой церковью в христианском мире после Римско-католичествой. Что касается Украины, то количеством своих прихожан УПЦ МП будто бы в два раза превышает количество таковых в главной раскольнической церкви — УПЦ КП.

Украинские «автокефалисты» в пику этому утверждают, что по количеству действительно практикующих православие и постоянно посещающих церковь независимая Украина идет впереди Российской Федерации. Раз в неделю и чаще посещают церковь 10% украинского населения, в России таковых только 2%. Раскольнический патриарх Филарет говорил в упомянутом интервью: «Вот на Пасху, по данным полиции (российской и украинской), в Украине пришли в храмы 12 миллионов, а в России — 8 миллионов».

Однако, как эти 12 млн разделяются по конфессиям на Украине, Филарет ничего не сообщает, хотя, по-видимому, такая информация имеется, как у ее властей, так и каждой из церквей по отдельности.

▼ читать продолжение новости ▼

При статистическом учете в пользу «автокефалистов» и шире — украинских националистов, утверждается, что в большинстве регионов к канонической Украинской православной церкви (МП) относят себя 21% украинцев. Но 44% населения назвали себя верующими раскольнической Украинской православной церкви (КП). 11% числят себя за Украинской греко-католической церковью. Близкий результат — согласно опросу, проведенному украинским Центром Разумкова в 2017 году, более 38% прихожан принадлежат к церкви раскольнического Киевского патриархата и 17,4% — к УПЦ Московской патриархии. Только 7,7% верующих (в отличие от 22% в 2010 году) хотят, чтобы УПЦ оставалась частью Русской православной церкви. А пока число людей, желающих объединиться вокруг Киевского патриархата, будто бы все растет и растет. Объявлено, что в последние годы более 50 приходов Московского патриархата перешли в УПЦ (КП). Заметим, что эта цифра весьма незначительна на фоне общего количества приходов. При этом большинство перешедших приходов приходится на относительно небольшие территории южной Волыни. Чаще всего эти переходы сопровождались острыми конфликтами среди прихожан, которые продолжаются до сих пор. Даже западные эксперты вынуждены признать, что позиции канонической УПЦ МП по-прежнему достаточно сильны, и даже в областях Западной Украины и в Закарпатье.

Альтернативная «разумковской» социологическая статистика Ukrainian Sociology Service утверждала, что в 2016 году 39,4% православных на Украине являлись прихожанами Украинской православной церкви Московского патриархата. За УПЦ КП числили 25,3%, а УАПЦ — 4,6%. Нелепостью этого статистического расчета стало то, что к «православным» на Украине отнесли и греко-католиков (УГКЦ — 21,3%), которых следовало бы числить все-таки, как «католиков», а никак не «православных». Общее количество католиков (всех обрядов) на Украине, по данным «Папского ежегодника» (Annuario Pontificio) за 2009 год, составляет 4 801 879 человек в 4 293 общинах. Из них греко-католики составляют 80% — остальные — это католики римского обряда.

Как бы там ни было, но в любом случае западные эксперты по религиозной проблематике признают, что запланированная «унификация» православия на Украине может оказаться весьма трудной задачей, поскольку религиозная карта страны — это лоскутное одеяло, отражающее ее прошлое. При этом общий статистический подход явно не отражает действительную ситуацию. Вне обычного географического разграничения между «русскоязычным Востоком» и «украинскоязычным Западом», земные реалии в случае с религиозным вопросом на Украине оказываются намного сложнее. Ситуацию необходимо анализировать, используя региональный подход. Тогда получается, что, по-видимому, только в центральном регионе число приверженцев УПЦ КП удвоилось после 2014 года с 20 до 36,5%. На Юге и на Востоке Украины наблюдается более стабильная картина. Важно отметить и то обстоятельство, что число лиц, не обозначающих принадлежность к какой-либо из православных церквей на Украине, остается и в 2017 году стабильно очень высоким — 24%. Это может означать, что какая-то часть православных прихожан на Украине предпочитает не участвовать в политических играх, идущих вокруг их церквей. Высокий процент «просто православных» на Украине делает предъявляемые сейчас обществу и миру политизированные статистические выкладки относительно ненадежными.

Каковы перспективы религиозного конфликта на Украине с точки зрения западных экспертов? Религиозная ситуация на Украине активно обсуждается в компетентных научных кругах западного сообщества.(1) Западные эксперты по религиозным проблемам Украины признают, что геополитические конфликты глобального уровня всегда имеют очевидную религиозную составляющую. Поэтому, по их мнению, на Украине идет не просто «политическая», а «духовная война». Военный конфликт на Украине затрагивает в полной мере вопросы «церковной и национальной идентичности, церковного управления, конфликтной герменевтики и экуменических отношений». Эксперты полагают: в случае с Украиной необходимо учитывать внутреннюю динамику каждой конфессии. При этом вопрос о каноничности церквей или о любом предлагаемом церковном общении имеет первостепенное значение.

С началом революции Евромайдана и последовавшей войны на востоке страны старые «церковные войны» 1990-х годов получили новый импульс. Но если в 1990-х годах имел место конфликт одновременно между всеми конфессиями, то в настоящее время он идет между официальной и непризнанными православными конфессиями. Для Русской православной церкви в текущем церковном конфликте, идущем на Украине, предпочтительней было бы использовать концепт «Святой Руси», чем концепт «Русского мира», который несет в себе националистическую, изоляционистскую и антизападную идеологию.

Помимо экономических и политических вопросов, проблем границ, самым важным определяющим фактором в отношениях России и Украины становится вопрос о степени независимости или автокефалии украинского православия. Вопрос об автокефалии является ключевым для религиозной политики на Украине. Только УПЦ (МП) могла бы рассчитывать на компромисс с Московским патриархатом в ее достижении. Вне официального достижения автокефалии по этой линии проблема взаимоотношения православных на Украине принимает открытый конфликтный характер, который выходит за рамки пределов Украины.

Что касается Украинской греко-католической церкви, то для Запада она остается «малопонятной». В определенной степени она чужда и Римскому католицизму из-за своей обрядности и семейного статуса своих священников. Тем не менее, Украинская греко-католическая церковь рассматривается западными экспертами как «мост» между католическим Западом и Восточно-православным Востоком. Наши российские околоцерковные эксперты указывают на вероятность в будущем на Украине осуществления так называемой «универсальной унии», то есть унии между православными и униатами. Подобное единство будто бы удобнее осуществить, если православная церковь на Украине станет автокефальной. Автокефалия — есть путь к «универсальной унии». В случае подобной унии «патриарх» объединенной церкви мог бы ставиться с дозволения папы римского. К делу могли бы подключить и константинопольского патриарха для видимого торжества церковного единения. Однако западные эксперты указывают на предпочтительность стратегии с ориентацией на экуменизм без формального объединения православных и униатов и без разрешения принципиальных канонических споров между православием и католицизмом. «Примирение между Восточным и Западным Христианством невозможно без участия греко-католиков, но оно должно идти вместе с ними, а не через них». Похоже, что подобной точки зрения придерживается и сегодняшний Ватикан при папе-иезуите Франциске. Украинским греко-католикам сейчас предписано избегать прямого участия в конфликте среди православных.(2)

Формирование «общего политического видения над конфессиональными границами» отражает ни что иное, как сущность «истинного экуменизма» — полагают западные эксперты. Уже «оранжевая революция» 2004−2005 годов продемонстрировала в религиозном плане перспективы развития экуменического движения на Украине. Новая украинская «революции достоинства» создала условия для нового «экклезиологического моделирования церкви», даже в условиях неопределенности, создаваемой вооруженным конфликтом на востоке страны. Поэтому религиозное разнообразие и межцерковное сотрудничество становятся ключевыми элементами в разработке нового видения будущего. Украинская автокефальная православная церковь обещает быть очень-очень экуменической. В этом деле она станет главным подручным Константинопольского патриархата.

Дмитрий Семушин

(1) См. например:

Churches in the Ukrainian Crisis. Ed. A. Krawchuk and T. Bremer. Palgrave Macmillan, 2016.

Dragneva R., Wolczuk K. Ukraine Between the EU and Russia. New York: Palgrave Pivot Book 2015.

The Impact of the Ukrainian Crisis on the Church and Christian Ministry. Special Issue of East-West Church and Ministry Report. Ed. Elliott М. Wilmore, KY: Asbury University, 2014.

Eastern Orthodox Encounters of Identity and Otherness. Values, Self-Reflection, Dialogue. Ed. Andrii Krawchuk and Thomas Bremer. New York: Palgrave Macmillan, 2014.

Religion and Political Crisis in Ukraine. Special Issue of Euxeinos. Governance and Culture in the Black Sea Region. Ed. Wanner C. Gallen, CH: University of St. Gallen, 2015.

(2) Тем не менее, неявно «греко-католический» или просто «католический» след вполне просматривается в нынешних действиях Константинопольского патриархата. Так, например, вселенский патриарх Варфоломей назначил своими экзархами архиепископа памфилийского Даниила (Зелинского) и епископа эдмонтонского Илариона (Рудника). Оба патриарших экзарха родом с Западной Украины. Они не вышли из украинских эмигрантских кругов. Зелинский происходит из советского Львова. Рудник — с Ивано-Франковска. Известно, что будущий архиепископ Даниил учился в Ивано-Франковской униатской семинарии. Свое образование он продолжил в США в Католическом университете Америки и в колледже доминиканцев в Вашингтоне. Благодаря «утечке» в социальных сетях стало известно, что архиепископ памфилийский Даниил подарил известному националисту Дмитрию Ярошу книги теоретика украинского национализма Дмитрия Донцова. «Генетическая связь» галичанского украинского национализма и бандеровщины с греко-католическим священством и церковью хорошо известны.

Читайте также: Произвол Варфоломея: США продвигают украинский кризис в православную сферу

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Светлана Лясина
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

Додон: Миграционная амнистия — жест доброй воли России

Президент Молдавии Игорь Додон считает, что Российская Федерация не вмешивается во внутрен…