Главная В стране и мире Мнение: У власти в Латвии был и останется «трёхголовый дракон»

Мнение: У власти в Латвии был и останется «трёхголовый дракон»

12 second read
0
0
1

Мнение: У власти в Латвии был и останется «трёхголовый дракон»

Латвийский публицист и политический активист Владимир Линдерман пишет на портале BaltNews.lv, что хотя фамилии министров будущего правительства страны и названия вошедших в него партий могут отличаться, но уже сейчас можно сказать, что политическая конфигурация в виде «трехглавого дракона» останется. Что касается партии «Согласие», за которую голосовали в основном русские, то она в коалицию гарантированно не войдет.

Напомним, что после состоявшихся в Латвии 6 октября выборов в парламент в стране всё еще продолжаются переговоры между партиями, прошедшими в Сейм, о создании правительственной коалиции. «Президент назвал кандидатов на пост премьера: Артис Пабрикс («Для развития/За!»), Янис Борданс (Новая консервативная партия, НКП) и Алдис Гобземс («Кому принадлежит государство?», KPV LV). Но уже сейчас можно сказать, что правительство останется прежним — если иметь в виду не фамилии министров и названия партий, а политическую конфигурацию. Я называю ее «трехглавым драконом», — отмечает Линдерман.

По его словам, стабильность власти в Латвии, независимо от партийной принадлежности премьер-министра и числа партий, входящих в коалицию, всегда обеспечивалась союзом трех политических сил. «Первая „голова дракона“ — прямой проводник американского влияния. Назовем ее условно — национал-либералы. Свою русофобию упаковывает в приемлемую для Запада политкорректную риторику. В нынешнем правительстве эту роль выполняло „Единство“. Вторая — радикальные националисты. Открытая русофобия, минимум политкорректности. Могут иметь особое, отличное от западного мейнстрима, мнение об однополых браках, феминизме, афро-азиатской иммиграции. В пока еще действующем правительстве эта ниша за Национальным объединением. Наконец, третья „голова“ — это, как правило, идейно-размытая партия (или союз партий), за которой маячат интересы кого-либо из „олигархов“. В составе нынешнего правительства это Союз „зеленых“ и крестьян, тесно связанный с мэром Вентспилса Айваром Лембергсом», — напоминает эксперт.

Он добавляет, что в новоизбранном Сейме каждая из «голов» представлена двумя фракциями. «Национал-либералы — „Новое Единство“ и „Для развития/За!“, в сумме — 21 место в Сейме. Радикальные националисты — Национальное объединение и Новая консервативная партия — 29 депутатских мандатов на двоих. „Олигархические“ фракции — „Кому принадлежит государство?“ (СМИ утверждают, что за KPV стоит бизнесмен Айнар Шлесерс) и Союз „зеленых“ и крестьян. У них в сумме 27 мандатов. Баланс сил несколько пошатнулся в сторону национал-радикалов, но это не принципиально для формирования правительства. Будет правящая коалиция состоять из шести, пяти или даже четырех партий — неважно, у власти останется тот же „трехглавый дракон“. Полагаю, что такая политическая конструкция удовлетворяет и заокеанских кураторов. Им могут не нравиться перегибы некоторых персонажей из национал-радикального лагеря, они могут подозревать „олигархов“ в готовности при первом удобном случае перебежать на сторону Москвы. Но в целом конструкция стабильна и исключает российское влияние на правительство. Если одна из „голов“ отвалится, на ее месте вырастет новая», — описывает Линдерман ситуацию.

▼ читать продолжение новости ▼

Он отдельно заостряет внимание на Новой консервативной партии. «Русские СМИ избегают называть НКП „нациками“, относя ее к лагерю умеренных националистов. Но это заблуждение. Вот как подвела итоги выборов в своем Twitter член НКП, писательница Эва Мартужа: „Будем последовательны — в выборах участвовали только две партии; латышская — она получила 80% голосов, уважает Конституцию и готова работать для Латвии. Вторая — антилатвийская — получила 19% голосов. Эта партия всем сердцем ненавидит Латвию, желает ей смерти и желает стереть все латышское с лица земли“. Агрессивный антирусский пафос так и прет… Под „второй партией“ подразумевается не „Согласие“ как таковое, а русский избиратель, да и не-избиратель (неграждане) тоже. Русские хотят уничтожить Латвию и латышей — никак иначе интерпретировать это высказывание невозможно. По уровню разжигания ненависти откровения Мартужи достойны войти в призовую тройку, наряду со словами парламентария Эдвина Шноре о „русской вше“ и постом в Facebook писателя Дидзиса Седлениекса, назвавшего русских „генетическим отклонением от общечеловеческих ценностей“. К слову, Эва Мартужа — весьма плодовитый автор, написавшая кучу романов и научных рефератов. Кроме того, она депутат Рижской думы. Баллотировалась в Сейм, поднялась на несколько ступеней в партийном списке, но не прошла», — констатирует Линдерман.

Он напоминает, что во главе «новых консерваторов» стоит бывшая русская Юта Стрике. Некогда она звалась Анной Потаповой, но полностью отказалась от прежней идентичности. «Стоит вспомнить и бредовые рассказы одного из лидеров НКП Юты Стрике (в девичестве — Потаповой) о том, как в Москве школьные учителя запрещали ей говорить по-латышски и называли латышский язык „собачьим“. Таким образом, в лице Новой консервативной партии мы имеем клон Национального объединения, но, возможно, еще более неадекватный и экзальтированный. А что же с планами „Согласия“ войти в правительство? Вопреки бодрым заявлениям его лидеров Нила Ушакова и Вячеслава Домбровского (Янис Урбанович, кстати, помалкивает), все латышские партии, прошедшие в Сейм, твердо заявили, что в правящей коалиции „Согласия“ не будет», — напоминает Владимир Линдерман.

На сегодня он не видит ни одной веской причины, почему латышские политики должны вдруг захотеть поделиться властью с «Согласием». «Что, если не поделятся? Случится русский бунт, избиратели, взбешенные издевательством над любимой партией, пойдут на штурм Сейма? Нет, конечно. Тогда зачем пускать чужаков в правительство? По доброте душевной? Возможно, у лидеров „Согласия“ были надежды, что если они будут хорошо себя вести, то американцы надавят на латышские партии, чтобы те выделили пару министерских кресел для „хороших русских“. Встречи Ушакова с Джоном Маккейном с навязчивой демонстрацией взаимной приязни могли быть частью такого плана. А может быть, Ушаков просто блефовал, и никаких намеков-обещаний с американской стороны на самом деле не было. В любом случае Маккейн умер, и надежды, если они и были, умерли вместе с ним», — заключает эксперт.

Добавим, что лидеры «Согласия», понимая, что участие в коалиции от них снова ускользает, ищут виновника своей очередной неудачи. Им уже назначен президент соседнего государства Владимир Путин. «В этом году наша партия провела серьезный ребрендинг. Мы получили практически столько же голосов, сколько и на прошлых выборах. В качестве негативного момента могу отметить неактивность избирателей в регионах. Доля латышей среди избирателей у нас увеличилась, она превысила треть. Это в пух и прах разбивает все мифы относительно нелояльности русскоязычных, якобы мы все смотрим на Путина. Хотя Путин очень помог националистам. „Крым наш“ — это мощнейший аргумент»» , — сказал в эфире рижского радио Baltkom депутат Сейма от «Согласия» Борис Цилевич.

Загрузить больше публикаций
Загрузить еще от Светлана Лясина
Загрузить еще в В стране и мире

Смотрите также

Тихоокеанский флот России получит пятый противодиверсионный катер

Тихоокеанский флот России до конца года получит пятый по счету противодиверсионный катер п…